Лента новостей
Общество19 марта 2020, 13:31

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

Фото: Дмитрий Хатунцев, из личного архива Владимира Масленникова
Фото: Дмитрий Хатунцев, из личного архива Владимира Масленникова

День моряка-подводника в России отмечают 19 марта. В Никифоровском районе проживают несколько ветеранов подводного флота. Один из них — капитан третьего ранга Владимир Фёдорович Масленников.

Холодная встреча в тёплом море

Начало 1960-х годов. До самой острой точки Карибского кризиса, когда между Советским Союзом и США едва не разразилась ядерная война, остаётся совсем немного времени. В фарватер, соединяющий Атлантический океан с Карибским морем, втягивается караван советских сухогрузов. На борту продовольствие, сельскохозяйственная техника и другие грузы для Кубы — острова, недавно отстоявшего независимость от американских колонизаторов и их пособников из числа местных капиталистов.

В трюмах советских судов под мирными грузами — ракеты и оборудование для пусковых позиций, а в составе экипажей — военные моряки, переодетые в гражданское. В ответ на размещение американских ракетных баз вдоль наших границ правительство СССР решило преподнести заокеанским «партнёрам» ответный сюрприз.

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

советские подводные лодки в Швеции во время Карибского кризиса

Спокойно пройти фарватер не удаётся — он перегорожен кораблями Седьмого флота США, которые не намерены пропускать сухогрузы к берегам Острова Свободы. Что могут противопоставить хрупкие безоружные суда мощи линкоров, крейсеров и эсминцев? Однако соотношение сил принципиально меняется, когда неподалёку всплывают шесть советских подводных лодок. В составе экипажа одной из них был курсант мореходного училища Владимир Масленников.

— На Кубу мы сделали два рейса для сопровождения сухогрузов. Всплывать, кроме того случая в фарватере во время первого рейса, категорически запрещалось. Когда приходили в Гавану, ночью быстро заправлялись горючим и уходили обратно. Так что повидать столицу Кубы мне не довелось. Зато позже к нам на базу приехал руководитель этого государства Фидель Кастро, благодарил за помощь его стране. Это был потрясающий человек, встреча с ним оставила неизгладимые впечатления, — вспоминает подводник.

Мечтал отомстить за отца и стал моряком

А начался путь Владимира Масленникова к морской службе на берегах речки Польной Воронеж, в селе Александровка Никифоровского района, где он родился незадолго до начала Великой Отечественной войны. Его отец, Фёдор Масленников, сражался в составе истребительной авиации и пропал без вести. Обстоятельства гибели и место захоронения лётчика неизвестны до сих пор.

— Во время войны я был совсем маленьким, но помню, что самым большим нашим желанием было поскорее вырасти и отомстить проклятым фашистам за гибель отцов и всё зло, которое они причинили нашему народу, — рассказывает Владимир Масленников.

К счастью, война окончилась намного раньше, чем он и его сверстники успели повзрослеть. Однако мечта стать военным никуда не делась, и в 1957 году Владимир поступил в Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище подводного плавания, а через некоторое время перевёлся в Высшее военно-морское инженерное училище имени Фрунзе в Ленинграде. На последнем курсе его и застали события в Карибском море, которые в итоге разрешились мирно.

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

Владимир Масленников в начале службы (начало 1960-х годов)

— Ещё мы однажды зашли с дружественным визитом в Швецию. Это был первый заход советских подводных лодок в капиталистическую страну, получивший название «Рукопожатие через Балтику». За день до нас в Стокгольме побывали американские моряки, поэтому выглядело всё довольно плачевно — разбросанный повсюду мусор, выбитые окна и витрины... Нас пригласили на концерт под открытым небом — ни в один из театров пускать не хотели, поскольку боялись, что мы будем вести себя так же, как американцы. Шведы не понимали, что для советских моряков, воспитанных совсем иначе, подобное поведение просто немыслимо. Но вскоре их опасения развеялись, к нам стали относиться очень дружелюбно и приветливо, многие местные жители старались говорить по-русски, — вспоминает ветеран-подводник.

Испытание кораблей и экипажа на прочность

Дальнейшая служба молодого офицера проходила в составе экипажа, которому поручалось испытание новых подводных лодок различных типов. Среди них — печально известная атомная подлодка «Комсомолец», погибшая в 1989 году.

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

у кенотафа Андрея Михалёва - подводника из Никифоровского района, который погиб на АПЛ «Комсомолец», 1989 г.

От каждого моряка требовалось доскональное знание оборудования и высокая ответственность. Сошедшие со стапелей подводные корабли принимали в Северодвинске, а сдавали в Североморске спустя 2-3 месяца. В течение этого времени лодку испытывали на предельных режимах — максимальная скорость, наибольшая глубина погружения, когда начинали трещать заклёпки корпуса... Испытание на прочность проходили не только корабли, но и люди.

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

подводные лодки в Северодвинске, 1979 год

— Температура в подводной лодке обычно около 40 градусов по Цельсию. Всё внутреннее пространство заполнено оборудованием и запасными пластинами для автономного питания кислородом. Их старались брать как можно больше, так как от них зависела жизнь экипажа. Из-за многочисленных самолётов-разведчиков стран НАТО всплывать днём было нельзя, и после истощения запасов воздуха мы переходили в автономный режим. Дышать становилось ещё труднее. Но и когда всплывали ночью, самочувствие не улучшалось — начинала ощущаться качка. Я очень плохо её переносил, так и не смог привыкнуть за все годы службы. Нам полагалось усиленное питание и хорошее французское вино. Однако из-за морской болезни есть не хотелось, а вино мне не нравится. Поэтому питался в основном шоколадом и сушёной рыбой. За время похода терял в весе порой до 20 килограммов. После возвращения весь экипаж проходил медицинскую реабилитацию, — делится воспоминаниями Владимир Масленников.

Свою первую награду подводник заслужил во время одного из всплытий в водах Северного моря. Моряков выпустили подышать свежим воздухом. Один из них поскользнулся на мокрой металлической палубе, ударился головой и упал в воду. Медлить было нельзя ни секунды, и Владимир Масленников бросился следом за товарищем.

— От удара головой он потерял сознание и сразу ушёл под воду. Я схватил его и скорее потащил на глубину, чтобы не попасть под работающие винты лодки. Когда вынырнули на поверхность, корабль находился уже на расстоянии кабельтова от нас. Лодка сразу же замедлила ход, на воду спустили надувные шлюпки и вытащили нас на борт. За этот случай мне вручили медаль «За спасение утопающих», — говорит Владимир Масленников.

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

Кронштадт, 1980-е годы

Из подводников — в хирурги

Во время аварии на реакторе одной из атомных подводных лодок моряк получил высокую дозу радиации. Долго лечился, перенёс операцию по пересадке костного мозга. После госпиталя пришлось уволиться в запас. Однако проводить время в праздности Владимир Масленников не собирался. Он поступил в медицинский институт и выучился на хирурга.

— Желание освоить медицинскую профессию появилось после одного случая ещё в годы службы. Во время перехода из Атлантики в Баренцево море у меня начался тяжёлый приступ аппендицита, и врачу, который находился в составе экипажа, пришлось делать мне операцию. Лодка шла в надводном положении, начался шторм, который вызвал сильнейшую качку. Меня и хирурга закрепили страховочными канатами. И вот так, болтаясь на канате и пытаясь попасть скальпелем в нужное место, он вырезал мне аппендицит, — рассказывает подводник.

Когда пришли на базу, выяснилось, что у Масленникова заражение — начался сильный перитонит. Ему пришлось пролежать полтора месяца в ленинградском госпитале и перенести ещё одну операцию. Тем не менее, жизнь моряку врач спас, позволив живым добраться до базы. Испытанное тогда чувство восхищения подтолкнуло благодарного пациента впоследствии самому стать хирургом. Специализировался он в челюстно-лицевой хирургии и трудился в Волгограде. А после выхода на пенсию Масленников вернулся в родное село.

Алые паруса над огородом

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

на праздновании Дня Военно-морского флота в Мичуринске

Ветеран постоянно участвует в общественной жизни, встречается с другими моряками, выступает перед школьниками. Здесь, в Александровке, он живёт в скромном доме вместе со второй супругой. Первая, поэтесса Эльвира Масленникова, скончалась много лет назад. От неё остались двое детей и томик стихов.

— Дочь живёт в Волгограде, работает архитектором. Именно она спроектировала стадион на 47 тысяч мест, построенный в этом городе. А сын сейчас в Петербурге. Он крупный специалист нефтегазовой промышленности, работает в «Газпроме», — с гордостью говорит Владимир Масленников.

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте

с супругой

Ветеран считает, что прожил интересную, богатую на яркие события и хороших людей жизнь. По его словам, несмотря на все пережитые опасности и лишения, лучшие его годы связаны с морем. В память о том времени он соорудил на своём участке недалеко от дома модель парусной яхты.

— Видите, какие яркие паруса? Они сшиты из того самого материала, под которым ходит бриг во время ежегодного праздника «Алые паруса», когда в Петербурге поздравляют выпускников школ. Это мне знакомый боцман как-то отмерил по случаю. Много лет парусина лежала без дела, а теперь нашёл ей применение, — улыбается Владимир Масленников.

«Лучшие годы жизни связаны с морем». Житель Никифоровского района о службе на подводном флоте