Лента новостей
Общество16 августа 2020, 15:05

В Никифоровском районе восстановят 130-летний парк с редкими видами растений

Фото: Дмитрий Хатунцев

Дендрологический парк - памятник природы и человеческого труда, который расположен в Никифоровском районе. В 1890 году начало этому уникальному объекту положил ботаник Абрам Ушаков. В этом году парку исполняется 130 лет.

В парке площадью 36 гектаров произрастают сотни древесных и кустарниковых растений, собранных со всего Северного полушария - Западной Европы, Кавказа, Сибири, Дальнего Востока и Северной Америки. Некоторые из них сохранились со времён основателя парка, другие были высажены в советский период, а также за последние годы.

На фото Абрам Ушаков

Усадьбу и 2 тысячи десятин земли на берегу реки Польной Воронеж 27-летнему Абраму Ушакову подарил его отец. Он приобрёл её у разорившихся помещиков Вырубовых, которые получили имение от императрицы Екатерины Второй. В 1890 году, на момент приезда нового владельца, поместье пребывало в запустении - дом разрушался, земля зарастала сорняками.

Абрам Ушаков, который изучал ботанику в Петербургском университете, стремился использовать свои знания на практике. С этой целью он и перебрался в Екатеринино из столицы вместе с супругой Ольгой. Также он нашёл себе единомышленника и помощника — агронома Моисея Хомского. Вместе они принялись внедрять передовые для того времени сельскохозяйственные технологии на екатерининских землях.

Молодой энтузиаст приобрёл для своего хозяйства семена лучших сортов полевых культур, саженцы плодовых и декоративных деревьев. Завёз молочный скот из Швейцарии и породистых лошадей, широко использовал сельскохозяйственную технику на конной и паровой тяге. Построил небольшой молочный завод. Также он отремонтировал дом, оборудовал его водопроводом и паровым отоплением, установил в усадьбе ветровой электрогенератор американского производства. Родительские средства давали ему такую возможность, а затем и собственное хозяйство стало приносить устойчивый доход.

Сейчас Абрама Ушакова назвали бы социально ответственным предпринимателем. Свои машины он предоставлял в пользование местным крестьянам, помогал им осваивать передовые методы земледелия. Моисею Хомскому выделил 15 десятин земли под опытный участок — результатами его научных исследований пользовались все окрестные хозяйства. Также Ушаков построил в селе школу, больницу и некоторые другие здания, которые использовались до недавнего времени или служат до сих пор.

На фото дом Ушакова

Опытное поле Хомского в 1900 году Ушаков передал Козловскому сельскохозяйственному обществу для организации научной станции. Вместе с полем общество получило двухэтажный кирпичный дом. В здании разместились лаборатории, подсобные помещения и жильё для сотрудников станции.

Работы по закладке дендрологического парка Абрам Ушаков начал в первый же год своего хозяйствования и продолжал на протяжении следующих десятилетий. Заболоченные прибрежные земли осушили - вырыли для этого несколько прудов и каналов. В парке заложили пять аллей, между которыми посадили плодовые деревья. Также создали несколько полян и рощиц в «английском стиле», которые имитировали естественный лес. На краю парка, перед домом, построили бассейн и оборудовали его фонтаном.

Коллекция редких для Тамбовщины деревьев и кустарников постоянно пополнялась. До сих пор в парке сохранились экземпляры тополя берлинского, белого, берёзы далекарлийской и бумажной, ели колючей, липы крупнолистной, нескольких видов ясеней, клёнов, черёмухи, сирени и других растений. Вокруг бассейна всё заросло горцем Вейриха — гигантским родственником гречихи, который отличается стеблями в несколько метров высотой и огромными листьями.

На фото горец Вейриха и девичий виноград

После Октябрьской революции 1917 года Абрам Ушаков передал своё поместье в общественную собственность, а сам вместе с семьёй уехал в Москву. Бежать вслед за отступавшими интервентами и белогвардейцами он не пожелал. В годы Гражданской войны и послевоенной разрухи жилось Ушаковым, как и большинству в стране, тяжело. Выручали благодарные жители села Екатеринино. В самое трудное время они помогали семье бывшего землевладельца продуктами питания.

Постарались екатерининцы сохранить и налаженное Ушаковым хозяйство, а также опытную станцию и дендрарий. Удалось это лишь отчасти — в годы НЭПа многое было растащено и пришло в упадок. В предвоенное время парк вместе с садом находился в ведении местной школы, а затем научной станции, выросшей из опытного участка Моисея Хомского. Содержался он по большей части в порядке, но возможностей для пополнения дендрологической коллекции тогда не было.

На фото здание опытной станции

Великая Отечественная война стала непростым временем и для дендрологического парка. Часть деревьев срубили на дрова, так как ощущалась острая нехватка топлива. Однако основную массу насаждений жители села Екатеринино сумели сохранить, даже отказывая себе в самом необходимом.

— В этом большом селе были средняя школа и огромный хорошо ухоженный лесопарк научной станции картофелеводства с несколькими яблоневыми садами, ставшими объектом наших разбойничьих набегов. (...) Лесопарк стихийно разросся, на его «задах» раскинулся обычный лес, заросший кустами малины и ежевики, ореховыми деревьями и яблоневым дичком. В унылом и скучном ландшафте степной части Тамбовщины это была подлинная жемчужина природы. Для нас, привыкших к смоленским лесам, это было спасение от тоски, — вспоминал профессор Виктор Тоненбаум-Мушинский, бывший воспитанник Кардымовского детского дома, который во время войны находился в Екатеринино в эвакуации.

В послевоенные годы о парке вспоминали редко — находилось много более неотложных дел. Он зарастал и дичал, утрачивая свой первоначальный облик. Но, в конце концов, дошли руки и до этого памятника природы. Уход за ним взяли на себя сотрудники Екатерининской опытной станции ВИР имени Николая Вавилова. В этом научном учреждении даже ввели специальную должность дендролога, которую больше 10 лет занимал Иван Юрлов.

На фото Иван Юрлов

- Когда начал работать, мы провели инвентаризацию насаждений и выяснили, что в дендрарии сохранилось 82 породы деревьев и кустарников. К концу 1980 годов удалось довести видовое разнообразие до 400 видов. Главной задачей было вернуть парку прежний облик и сохранить его на будущее. Для этого использовали сохранившиеся старые планы парка и разработанный на их основе проект, - рассказывает Иван Юрлов.

В дендрарии стали появляться новые насаждения на месте засохших и вырубленных, выкашивались смотровые поляны, расчищались аллеи и водоёмы. Вишнёвая и каменная берёза, бархат амурский, кедровые сосны, пихты, голубые ели и туи — этим и множеству других видов нашлось место в дендрологическом парке.

В результате многолетней кропотливой работы дендрарий заметно преобразился. Он стал любимым местом отдыха жителей Екатеринино и других населённых пунктов. В парк возили экскурсии, устраивали на его территории легкоатлетические состязания и другие мероприятия.

Однако началась перестройка, а вслед за ней — распад СССР. Парк на долгие годы оказался заброшен. В настоящее время большая его часть представляет собой непролазные заросли. Среди куч валежника догнивают стволы деревьев, некогда привезённых из разных частей света. Нередко можно увидеть кучи мусора, пробитые автомобилями колеи, неряшливые следы пикников. Сотрудники опытной станции стараются поддерживать в порядке хотя бы часть территории дендрария.

- За последние несколько лет мы высадили около тысячи молодых деревьев, в основном хвойных пород. Это различные виды елей, сосен, лиственниц и других растений. В настоящее время саженцы окрепли и хорошо растут. Стараемся ухаживать за посадками. Однако средства на уход за дендрарием не выделяются, приходится делать всё своими силами, поэтому для поддержания в порядке всего парка возможности нет. Надеемся вскоре передать дендрарий лесничеству. В настоящее время проводится уточнение границ земельного участка, — говорит директор опытной станции Геннадий Гриднев.

На фото Геннадий Гриднев

Бывший дендролог Иван Юрлов переживает за судьбу уникального объекта, которому посвятил значительную часть жизни. Он надеется, что у лесничества окажется больше возможностей для возрождения былого великолепия. Даже держит на своём участке маленький питомник с саженцами редких пород, которые готов передать для восстановления парка.

- Ушаков, когда создавал парк, старался в большей степени не для себя, а для будущих поколений. В итоге плоды его трудов достались нам, а мы их утрачиваем из-за своего равнодушия. Я уже немолодой человек, но хочу верить, что ещё успею увидеть, как парк обретает прежний облик, — делится мечтой Иван Юрлов.